Опарина Нина Матвеевна

Опарина Н М

Спасибо за все! С этих слов начала свой рассказ Нина Матвеевна Опарина, ветеран более чем с 30-летним стажем работы на фабрике, многократный победитель соцсоревнования, обладатель почетного звания “Лучший мастер-воспитатель”. Ей слово:
— Если бы не артель “Искра”, в какой организации найти бы применение инвалиду второй группы? Даже в мечтах я боялась себе признаться, что хочется быть полноценным членом производственного коллектива. И надо же, так и случилось. Может быть, прозвучит громко, но я скажу искренне: это счастье чувствовать себя нужной и полезной.
Особую ответственность испытала, когда меня назначили мастером кистевязального цеха. В то время, в начале 70-х годов объем выпуска кистей возрос до миллиона штук в год. Спрос на нашу продукцию был очень и очень большой. Заказы шли из Москвы, Прибалтики, Ленинграда, северных районов, из самых дальних уголков бывшего Советского Союза. Как успешно выполнить задание? Не буду скрывать, конец месяца всегда был напряженным. Ведь стыдно плестись по производственным показателям в хвосте других цехов. Не без гордости скажу — план всегда выполняли!
Умели на фабрике не только хорошо работать, но и от души отдохнуть. Вспоминаю интереснейшие встречи на предприятии с известной певицей Т. Миансаровой, композитором Мажуковым.
Я бы назвала в те годы атмосферу на фабрике творческой. Многие старались повышать уровень своих знаний, я, например, закончила без отрыва от производства школу рабочей молодежи. Атмосфера стремления к знаниям, мне кажется, сохранилась и сейчас.

Мамаева Елена Васильевна

Мамаева Е В

В пороховых мерках — типа гильзы от патрона — бригада женщин производила сбивку волоса. Каждая старалась делать побыстрее, потому что впереди ожидал целый ряд других операций. В итоге — получалась живописная кисть. Каждая мастерица от начала до конца делала всю кисть сама. Сколько получалось за день? У кого 25 штук, у кого 30, а у кого и 40. От их расторопности зависело. Нитки, ножницы, плоскогубцы, необходимые для работы, женщины приносили из дома.
Таким увидела зарождение кистевязального производства старейший и уважаемый работник предприятия Елена Васильевна Мамаева. Правда, самой ей поначалу довелось выпускать веселую продукцию — детские игрушки. Вот что она об этом вспоминает: — Моя задача — оригинально раскрасить игрушку. Производились в то время незатейливые куклы. Способ изготовления достаточно прост: из материала шили туловище и набивали его опилом, голову лепили из гипса. А я должна была при помощи красок сделать куклу красавицей. Еще вытачивали из дерева яблоки, огурцы, груши, помидоры, и снова я при помощи ярких красок старалась сделать овощи похожими на настоящие.
Проблем у поколения 30 — 40-х годов хватало. Особенно во время войны. Зарплату не выдавали по 2 — 3 месяца, а вместо денег давали шерсть, продав которую на рынке, еле-еле сводили концы с концами. Я в то время работала мастером и очень сочувствовала своим работникам. Сейчас условия на фабрике лучше, и мы, ветераны, этому рады.

Колупаева Лидия Михайловна

Колупаева Л М

Необычную партию кистей решили выпустить вятские кистевязы — из синтетического волокна, имитирующего колонковый. Специалистам известно, что колонковая кисть — это элита художественных кистей. Как сделать “подделку” достойную оригинала? К выполнению сверхсложного задания приступила передовик производства, первоклассный мастер, кавалер ордена “Знак Почета” Лидия Михайловна Колупаева. Трудно ли было? Синтетика оказалась весьма капризной. Волос плохо собирался в пучок, с трудом поддавался ножницам, не держал клей, который крепит его в обойме… Проблем хоть отбавляй. Но каков результат! Первые опытные образцы Лидии Михайловны из искусственного волокна получили высокую оценку: кисть отлично отдает краску бумаге, волос хорошо собирается в остроконечный пучок, будучи высушенным — не топорщится.
Большой мастерице — кистевязу Лидии Михайловне Колупаевой по плечу оказалось сложное задание! Может быть, это закономерно? Поверить трудно, но с кистевязальным производством жизнь ее связала с 12 лет. Да, да, именно столько лет было будущему передовику производства, когда она переступила порог артели “Искра”. Шел июль 1943 года. Какую работу выполняла? Шила наволочки, фасовала спички в бумажные пакеты, набивала гильзы порохом. Как и все, чем могла помогала фронту.
О профессии кистевяза узнала Лида в шестнадцать лет. И не просто понаслышке узнала, а своими руками сделала первую кисточку. Точила стамеской черенок, шкурила его, сбивала в патрон волос, заливала канифолью — в общем, все операции выполняла наравне с опытными мастерицами.
В дальнейшем довелось Колупаевой поработать токарем, мастером токарного цеха. Ни от какой работы не отказывалась.
Потребовалась ее сноровка в цехе волосообработки — перешла на этот участок. Освоила все операции — чесала, сколачивала волос, мешала, а позднее занималась закалкой волоса в маленькой электрической печке.
Предложили стать кистевязом — без раздумий приняла и это предложение. На родном предприятии она везде к месту.
Больше сорока лет образцового труда отдано фабрике. Лидия Михайловна — лучшая по профессии, ударница 9-й, 10-й, 11-й пятилеток, бессменный победитель соцсоревнования, орденоносец, а еще — бескорыстный наставник молодежи.

Пяткина Зинаида Трофимовна

ищем фото

Нередкое явление на фабрике — вслед за одним супругом сюда же устраивается на работу другой. Так случилось в семье Пяткиных.
В середине 50-х годов переступила порог кистевязального цеха Зинаида Трофимовна. За год огляделась, и для постоянной работы выбрала цех волосообработки. Вроде бы несложная операция — вязка волоса в газетную бумагу, но Зинаида Трофимовна уверена: в обработке волоса мелочей нет. От добросовестного отношения к делу каждого зависит в итоге качество кисти. Не напрасно отдала этому делу Зинаида Трофимовна 30 лет. Вслед за женой на фабрике нашел свое место Валентин Николаевич Пяткин, отработавший слесарем 30 лет в ремонтно-механическом цехе. Его примеру последовала сестра Фаина Николаевна. Она 22 года добросовестно трудилась на стрижке волоса в цехе волосообработки.

Янковенко Мария Афанасьевна

Янковенко М А

По примеру своей сестры, ударника коммунистического труда Раисы Афанасьевны Перевозчиковой, кистевязательным производством заинтересовалась и Мария Афанасьевна Янковенко. Операцию по заливке кистей Мария Афанасьевна освоила без труда. Но на этом не успокоилась. Заинтересовалась новым производством — изготовлением фарфоро-фаянсовых кистей. Вместе с супругами Шутовыми и Чепурных работала на этом ответственном участке до 1977 года, пока не вышла на пенсию. Но даже находясь на заслуженном отдыхе, откликалась на просьбу администрации в напряженные дни выйти на работу. Уважение к труду Мария Афанасьевна воспитала у своих троих детей, во время каникул они помогали взрослым на фабрике.
М. А. Янковенко была депутатом Октябрьского районного Совета нескольких созывов, а также избиралась и в областной Совет.

Шихова Юлия Александровна

ищем фото

Была просто кистевязом, а стала мастером. Помогли в этом трудолюбие и ответственность.
В кистевязательном производстве для нее тайн нет. От начала до конца сумеет Юлия Александровна сделать кисть сама. Еще бы, ведь с этой работы началась ее трудовая биография. Было это в начале 50-х годов. За 37 лет трудового стажа освоила обязанности контролера, нормировщика, экономиста, бригадира в кистевязальном цехе. Но постоянно влекло к себе новое, непознанное. Началось освоение флейцев — и она отправилась в город Горький на учебу. Освоила новый вид изделий — и успешно применяла знания на родной фабрике. С большим удовольствием занималась общественной работой, организуя увлекательные походы с ребятами на природу, в другие города России.
Юлия Александровна определила выбор профессии своей младшей сестры Лидии Александровны, путь которой на фабрике начался с нехитрой операции — с наклейки картин да намазывания левкоза на багетный профиль. А когда этого производства не стало, освоила Лидия Александровна премудрость кистевяза. С профессией этой сдружилась и отдала ей около 30 лет.
Впрочем, интерес к кистевязальному производству Юлия Александровна сумела передать не только своей сестре, но и дочери Светлане, дорога которой также прошла через проходную фабрики художественных кистей.

Морозова Людмила Николаевна

Морозова Л А

Кистевязом с “золотыми руками” называют Людмилу Николаевну Морозову. Гордость за свою профессию, за прекрасные кисти, которые выходят из ее умелых рук — естественная потребность передовой рабочей.
А ведь чуть было не ошиблась в выборе жизненного пути. Поначалу решила, что торговля — ее призвание. Что изменило взгляды?
Наверное, влияние родителей. Токарь Николай Сидорович и кистевяз Анна Степановна Метелевы оказались патриотами своего предприятия. Уважение к кистевязальному производству сумели передать дочери. И не ошиблись. В первый же месяц ученица Галины Николаевны Коротковой выполнила норму по выпуску кистей. Причем, с непривычным для новичка высоким качеством. С годами росло мастерство Людмилы Николаевны. Не в ее характере останавливаться на достигнутом. Любой размер и форма кисти ей подвластны. Достойно продолжается династия Метелевых!

Шутов Геннадий Алексеевич

Шутов Г А

Таких специалистов, как он, легко по пальцам пересчитать. Трудолюбив, старателен. И двух месяцев не проходил в учениках кистевяза, быстро получил рабочий разряд. Его умение находить общий язык с людьми, способность к анализу проблем производства заметили в администрации и назначили мастером смены.
Да только по душе Геннадию Алексеевичу своими руками творить красоту, создавать отличные кисти, а потом попросился обратно в кистевязальный цех кистевязом. Кто-то подумает, что тут особенного, необычного? У Геннадия Алексеевича другое мнение — своей отличной продукцией он укрепляет авторитет родного предприятия, его славу. И снова, учитывая его хорошие организаторские способности, Геннадия Алексеевича переводят работать мастером участка комплектовки, и вновь он возвращается на рабочее место — вязальщиком кистей и “кустов”. Не должность красит человека, а он своим умением украшает профессию!
По труду и заслуги. Г. А. Шутов — победитель социалистического соревнования ряда лет, ударник двух пятилеток, почетный ветеран предприятия. Приятно, что его сестра Вера также вложила свой труд в это предприятие.

Шутова Зоя Дмитриевна

Шутова З Д

Прямо со школьной скамьи пришла на фабрику, вернее тогда еще в артель “Искра”. Выбранному делу ни разу не изменила, отдав 38 лет жизни. Много ли найдется подобных примеров? В памяти Зои Дмитриевны сохранились интересные события из жизни предприятия:
— На моих глазах преображался внешний и внутренний мир фабрики. С каким энтузиазмом все участвовали в субботниках! А как иначе? Ведь сносились ветхие деревянные постройки и вместо них возводились удобные кирпичные цеха.
В старых зданиях сидели на табуретках, без вентиляции, в полутьме. Отходы от кисточек вручную паковали в мешки, само собой и весь процесс изготовления кисточки был ручной. Сейчас почти невозможно это представить. Самые первые преобразования вызывали огромную радость — дневное освещение, вентиляция, столовая… На каждое удобство старались ответить ударным трудом.
В чем, в чем, а в словах Зои Дмитриевны насчет ударного труда нет никакого преувеличения. Об этом говорят ее почетные звания — победитель социалистического соревнования по итогам четырех лет, ударник трех пятилеток, ударник комтруда, многочисленные почетные грамоты. Не менее важно, что свой богатый опыт она передавала молодым работницам, достойно оправдывая звание лучшего наставника фабрики. Ее успехи отмечены в Книге Почета Октябрьского райисполкома.

Плюснина Таисья Георгиевна

Плюснина Т Г

Темная, низкая проходная каждый раз пугала молоденькую Таисью. Казалось, вот-вот она рухнет и придавит всей своей деревянной тяжестью. Робко бралась молодая женщина за большое дверное кольцо. А за дверью… забывала о своих опасениях.
Захватывал ее трудовой ритм производства. Нет, нет она не числилась в штате постоянных работников. Просто заходила помочь свекру Митрофану Васильевичу Плюснину и Леониду, занятым в производстве щеток и малярных кистей.
В артель инвалидов здоровых на работу старались не брать, но для Таисьи сделали исключение. Очень понравилось упорство и огромное трудолюбие снохи Митрофана Васильевича, уважаемого в коллективе кистевяза. Так складывалась трудовая династия Плюсниных. Она не прерывается и по сей день.
Традиции родителей и деда продолжила Светлана Леонидовна. Такой же юной, как и ее мать Таисья Георгиевна, начала она работу на фабрике инспектором отдела кадров. Трудолюбие и упорство, по всей вероятности, их семейная черта. Без отрыва от производства закончила Светлана Леонидовна юридический институт, и теперь возглавляет юридическую службу на фабрике.
Впрочем, весомый трудовой вклад в общий стаж этой династии внесла и сестра Таисьи Георгиевны — Галина Георгиевна Навалихина.
Пожалуй, путь Таисьи Георгиевны Плюсниной от рядового кистевяза до передовика предприятия типичен для ряда женщин. Правда, женщин деловых, решительных, не боящихся трудностей, чутко относящихся ко всему новому. Об умении увидеть за повседневными буднями высокую цель — рассказ Таисьи Георгиевны:
— Шесть лет работы кистевязом были для меня хорошей трудовой школой. Узнать производство с “азов” очень важно для дальнейшего профессионального роста. Но пожалуй, наиболее интересной, хотя одновременно и трудной и хлопотной, была работа мастером надомного участка. Памятным был для меня 1988 год.
Объемы производства росли с каждым месяцем. У 65 надомников план от 500 тысяч кистей в месяц дошел до миллиона. Что делать в такой ситуации? Предложила открывать филиалы по обучению работе кистевязов.
Не привлечь ли к труду жен военных в Юрье-2, Оричах, Марадыкове? Выбор оказался удачным, но хлопот прибавилось. Запомнилось, как однажды ездила в Юрью-2 за готовой продукцией. Гололед, непогодь… А ехать все равно нужно.
На одном из трудных участков машина соскользнула в кювет и перевернулась. Нам с шофером Рукавишниковым здорово досталось, но все мысли были не о себе, а о том, как забрать готовые кисти? На попутной военной машине добралась до поселка, забрала продукцию и вернулась к месту аварии. К тому времени водитель починил машину, и мы своим ходом возвратились домой. Уже позднее, обратившись в травмопункт, узнала диагноз — сотрясение головного мозга. Пролечившись, снова вернулась на свой участок надомного труда.
Скольких удалось обучить профессии кистевяза считай не считай, всех не упомнишь. Вечно в разъездах. А уж на каких только видах транспорта не приходилось отправляться в районы, даже на самосвалах! И в дождь, и в снег…
Случалось, застрянем в пути. Пока с шофером откапываем одно колесо, другое из-под снега едва виднеется. И все-таки трудности — это не главное, они проходят. А вот волнующие праздники, коллективный отдых по путевкам, та атмосфера дружбы и поддержки, которые всегда царили на фабрике художественных кистей — это вечная для меня ценность. Одним словом, фабрика для меня и родной дом, и моя кормилица!