“Я понял настроения людей…”

Воспоминания Владимира Федоровича Демакова

— Принимая руководство, я отчетливо понял настроение людей — всем надоели теснота и грязь, неорганизованность и неразбериха, конфликты с мастерами, сверхурочные… А хотелось бы трудиться спокойно, без суеты и нервотрепки, в нормальных условиях.
Чтобы достичь всего этого, требовалось многое. Нужно было расширить производственные площади и по-новому их оборудовать, механизировать многие процессы, изменить структуру цехов и участков, улучшить организацию труда и социалистического соревнования, перестроить взаимоотношения в коллективе и т. д.
Одному такая огромная работа была, конечно же, не под силу. Первое, с чего мне, как директору, пришлось начинать, — с поиска союзников, помощников. И они нашлись среди коммунистов, мастеров, передовых рабочих. Определили цель — это борьба за присвоение фабрике звания «Предприятие высокой культуры производства и организации труда».
Люди чутко реагируют на изменения к лучшему. Казалось бы, ничего особенного не сделали в цехе волосообработки: покрасили в приятный цвет стены, оборудовали получше рабочие места, спецодежду сшили приличную — но каков результат.
Каждая работница за смену стала обрабатывать чуть не в два раза больше волоса, вместо десяти семнадцать килограммов! Был освоен ряд новых изделий, в том числе набор живописных кистей из волоса собаки и набор художественных кистей из волоса белки «Школьник». Фабрика прочно стала лидером социалистического соревнования в Первомайском районе г. Кирова.Рабочее совещание.Пришла пора заняться старыми, покосившимися деревянными зданиями. Помещения же заготовительного цеха и сушильного отделения вообще находились в аварийном состоянии. И это было неудивительно: капитальный ремонт здании не производился с начала эксплуатации.
С чего начинать? Решили — со столовой. Почему? Да потому, что столовая на фабрике — это главный цех — цех № 1. От того, с каким аппетитом, с каким настроением пообедает человек, зависит его работоспособность.
Объявили субботник — люди откликнулись. Долбили цементный пол, углубляли его, выносили сотни ведер и носилок земли. Через три месяца столовую было не узнать: светлое, просторное помещение с современным оборудованием.
Люди поняли, что они сами, без какой-либо помощи со стороны могут многое сделать для себя и предприятия, могут многое изменить к лучшему.
Этот психологический сдвиг закрепился в сознании рабочих и руководителей после реконструкции цеха волосообработки. Вот какая была в этом цехе картина: лежат груды мытых и немытых шкур, распространяя на весь цех весьма специфический запах. Возле мойки — грязные лужи. С участка закалки ползет по цеху дымка угара.
Негативное отношение людей к условиям труда в этом цехе вылилось в своеобразную форму: волосообработчиков на фабрике прозвали «волосатиками» и старались вместе с ними в столовую не ходить, чтобы… не зажимать нос во время обеда.
И вот за этот самый трудный цех взялись всерьез. Из помещения выбросили буквально все оборудование. И сверх того вывезли три машины мусора. Расширили помещение, заменили рамы, сменили кое-где перекрытия, электрическую проводку. Подняли светильники, спрятали вентиляцию. Оборудовали удобные рабочие места. Повесили красивые шторы, поставили цветы.
Интересным было отношение людей к изменениям. Им так хотелось побыстрее зажить по-новому, что все готовы были работать по ночам, лишь бы переоборудование поскорее состоялось.
Вот так шаг за шагом менялся облик предприятия. Становилось оно чище, светлее, уютнее. Началось строительство бытовых помещений, перепланировка участков, улучшался температурный режим и освещенность рабочих мест, завозилась хорошая мебель.
Еще хочу сказать несколько слов о любви к фабрике. Многое может сделать человек, не мыслящий себя без родного предприятия, без своей бригады, своего коллектива. Он не сбежит при неудачах, напротив — постарается принять участие в их преодолении. Он не будет стоять в стороне от любого нового дела.
Плохо, если никто не заметил прихода человека в цех и его ухода с работы, если никто с ним не поздоровался и не простился, не поинтересовался делами в семье сам и настроением, не порадовался успехами и не опечалился неудачам. А ведь так бывает.
На фабрике стало нормой взаимоотношений: замечать соседа, товарища по труду. Не вышел на работу — непременно члены бригады идут домой. Требуется кому-то помощь — не постесняются всей бригадой прийти к директору фабрики.
Если же подвести своеобразный итог моему директорству, то он будет выглядеть так: осознав, что залог успеха в расширении и модернизации производства, я все свои усилия направлял на решение этой задачи.